Наши проекты и реклама

#26 2014-12-17 22:32:43

Takaya
Бывалый
Откуда: Курск, Победа
Зарегистрирован: 2009-05-07
Сообщений: 2399
Рейтинг :   205 | 0
Профиль

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

seva-1006, такие грустные

Неактивен

 

#27 2015-02-08 12:38:35

МаргаретR
Бывалый
Зарегистрирован: 2014-02-11
Сообщений: 1342
Рейтинг :   36 | 0
Профиль

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

"Передай дальше"


Потрясающе!!!


Какой конфуз! Я была уверена, что в кошельке, не считая мелочи - две сотенных купюры с портретами Франклина, поэтому ни в чем себе не отказывала.

И вот стою у кассы супермаркета «Ковальский» где-то между Миннеаполисом и Сент-Полом - с коляской, с младшим сыном, повисшем на моем пуховике с воплями «Мама, на ручки!», с горой покупок, которые помощник кассира ловко рассовывает по пакетам. Пакетов получилось три. На шоколадном лице помощника сияет улыбка.
Девушка-кассир ласково замечает:

- Сто сорок пять долларов.

Я беспечно лезу в кошелек и обнаруживаю одну – всего одну – сотенную купюру и мелочь.

Щеки вспыхивают, голова под шапкой становится мокрой и начинает чесаться. Надо заметить, я тщательно экипировалась, планируя идти до магазина пешком по двадцатиградусному морозу.
От неловкости ситуации мой английский приобретает замысловатость. Я прошу прощения и признаюсь, что сделала ошибку.
Кассир не понимает, в чем именно ошибка. Белозубая улыбка помощника гаснет. Сын объявляет, что немедленно намерен строить дом из «лего».

Все чего-то от меня ждут.

Не в силах далее терпеть сауну на голове, я сдергиваю шапку, высыпаю содержимое кошелька на прилавок и изъявляю желание отказаться от части покупок.

Помощник принимается доставать из пакетов указанные мной товары, а кассир пересчитывает итог.
Сумма никак не хочет приближаться к приемлемой. За нами скапливается очередь.

Наконец, после изъятия пиццы с ананасами – которую, кстати, прихватила не я, а ребенок - счет становится таким, что мне даже вернули часть мелочи.

В отличие от российских магазинов, в «Ковальском» кассиры и их помощники стоят между кассами прямо рядом с покупателями из соседних очередей.

Покупательница из другой очереди – не понятно почему - вдруг начинает разговаривать с моим кассиром. До меня долетает слово «she», повторенное несколько раз.
Сын, оторвав от моего пуховика какую-то завязку, прекращает штурм и обреченно лезет в коляску. Я складываю похудевшие три пакета в корзину под сиденьем.

Тем временем происходит смена кассиров. Подходит новая, перекидывается парой слов с прежней и, оставшись одна, что-то говорит помощнику. Тот подает мне четвертый пакет.
Я в недоумении заглядываю внутрь. Там все добро, на которое у меня не хватило денег. Объясняю новому кассиру, которая, судя по всему, не в курсе:

- Я не могу это взять. У меня нет денег.
- Конечно, ты можешь,- говорит она.- Это твое. Бери это.
Две ослепительные улыбки светят прожекторами, когда я – как во сне -утрамбовываю пакет в переполненную коляску и выхожу из магазина.
- Нave a nice day!- доносится сзади.

Пошел снег. Белые пылинки тают, едва коснувшись пылающих щек. Я не чувствую мороза. И ничего не понимаю.

Что это за магазин такой? Как это вообще возможно? Решили сделать мне подарок на тридцать пять долларов? Тогда хоть бы сдачу забрали себе.

Все вокруг серебрится и сверкает, мельтешат снежинки. Чувствую себя как в детстве, когда идешь с елки с новогодним подарком.
Думала, неблизкий обратный путь утомит, но откуда-то взялось столько сил, что еще бы три таких пути пролетела.
Вечером рассказываю сестре и ее мужу-французу необыкновенную историю магазинной щедрости.

- Представляете? Никогда не думала, что такое бывает, чтоб магазин мне подарил мешок подарков!

- А такого и не бывает,- заявляют они, швыряя меня с небес на землю.
Я хлопаю глазами, пытаясь понять, кто здесь кого обманул – магазин меня или я магазин.

- Ты случайно не заметила - тот, кто стоял за тобой в очереди, ничего не говорил кассиру? – посовещавшись, интересуются сестра с мужем.
- Нет, ничего.

- Тогда, действительно, странно.
- При чем здесь это?- удивилась я.- Ах, да, вспомнила! Женщина, которая стояла в соседней очереди, спросила что-то у моего кассира. Они еще говорили «ши», «ши», в смысле, «она», «она»…
- Ну, теперь все ясно!- рассмеялись сестра с мужем и, заметив мое недоумение, пояснили:- Та женщина оплатила твои покупки. Такое здесь не редкость.

Я понимаю, что стою с открытым ртом и, пытаясь придать себе более умный вид, возражаю:

- Но она же мне ничего не сказала. Я даже не присмотрелась к ней. Я даже не помню ее лица. И я ее не поблагодарила…
- Она сделала это не для того, чтобы ты ее благодарила. Она просто помогла.

Я пыталась осознать услышанное. То есть никто и никогда об этом не узнает – кроме кассира, разумеется – и все же она это сделала. Увидела, что у меня не хватает денег, и просто помогла.

- Бывает, подъезжаешь к окошку Макдональдса,- продолжила сестра (это она о МакАвто, где сначала, не выходя из машины, заказывают по рации еду, а потом, проезжая мимо окна, платят и получают),- достаешь деньги, а тебе говорят, что твой заказ уже оплатил предыдущий покупатель.

Рукам и шее стало щекотно. Ах, да – это называется «побежали мурашки». Есть в этом что-то от старой детской книги «Тимур и его команда», где тимуровцы тайно помогали людям. Только здесь, чтобы сделать доброе дело, не надо вступать ни в какую организацию. Да и тайными благодеяниями занимаются не дети, а большие дяди и тети.

- То есть ты даже не видишь его, а он тебя?
- Угу,- буднично соглашается сестра,- как правило в таких случаях кассир говорит: меня попросили сказать - рass it on. Передай дальше.
Вспомнилось одно петербургское заведение с подобной системой обслуживания, где нам постоянно не докладывают еду. Когда это обнаруживается, возвращаться назад – чаще всего - уже не хочется, поэтому теперь мы тщательно проверяем пакеты на месте. Интересно, признались бы эти недобросовестные продавцы, вздумай наши люди так же платить друг за друга, или брали бы по две платы за один заказ.

- Pass it on?- рассеянно переспрашиваю я.
- Да. Имеется в виду, что, когда у тебя будет все хорошо, и будет возможность, просто сделай для кого-то подобное. Вот на днях я пошла в обеденный перерыв в кофейню, и оказалось, что по карточке заплатить нельзя, только наличными, а у меня не хватало на тот кофе, который я люблю. Я сказала, что тогда не надо, зайду в другой раз. Но мужчина, который стоял за мной, сказал: нет-нет, дайте ей этот кофе, я заплачу.

- Но может быть, ты ему понравилась, и он хотел таким образом познакомиться?
- Нет, это как раз из серии «передай дальше». У нас так делают. Мы больше не разговаривали.

Голос сестры звучал безмятежно, и все же в нем чувствовалась гордость – за окружающих ее людей.

Лет десять назад я видела фильм «Заплати другому» – про мальчика Тревора, который придумал, как изменить мир. Его идея сводилась к бескорыстной помощи трем людям, каждый из которых, в свою очередь, должен помочь еще трем незнакомцам, «передать добро дальше». Мальчик надеялся, что число добрых дел станет возрастать в геометрической прогрессии. В конце фильма Тревор погиб, но – как оказалось - его идея выплеснулась за пределы экрана и продолжает жить.

Более того, в это вовлекли и меня. Выходит, я должна продолжить цепочку, хотя бы и здесь, в России. То есть однажды мою «эстафетную палочку» может получить один из вас. Словом, не удивляйтесь, если окажетесь в сложной ситуации, и вам поможет незнакомый человек, или если кто-то ни с того, ни с сего преподнесет вам подарок. Просто – «передайте дальше».

PS Показала эту заметку маме. Она тут же принялась взволнованно рассказывать, как недавно села в Миннеаполисе не на тот автобус. Ехать предстояло до конечной, так что она спокойно уснула и очутилась в совершенно чужом районе. Первый же незнакомец, к которому мама обратилась, согласился отвезти ее домой. Путь был не близкий, но на вопрос «Сколько я вам должна?» он ответил, что ничего не должна, и сказал то самое - «Pass it on».
http://www.babyblog.ru/user/almagel/3065881

Неактивен

 

#28 2015-06-24 10:09:12

Ирина
Модератор
Зарегистрирован: 2009-01-20
Сообщений: 30488
Рейтинг :   3239 | 3
Профиль  Вебсайт

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

Мы с подругой были в торговом центре и выиграли по мягкой игрушке в рекламной викторине. Шли и увидели умственно отсталого мальчика с папой и отдали игрушки ему. Он сказал «Спасибо». Его отец чуть не расплакался. Оказывается, мальчик не разговаривал несколько месяцев.

* * *

Четыре месяца назад у меня диагностировали облысение. Через месяц я потеряла волосы. Было страшно идти в школу, я думала, что все будут пялиться на меня. На следующее утро я услышала стук в дверь, и десять моих друзей стояли на крыльце с полностью побритыми головами. Двое из них — девочки…

* * *

Иду утром домой. На подъезде объявление: «Дорогие соседи! Сегодня примерно в 9.20 у проходной двери были утеряны 120 руб. Если кто нашел, занесите, пожалуйста, в кв. 76 Антонине Петровне. Пенсия 1640 руб.». Я откладываю 120 рублей, поднимаюсь, звоню. Открывает бабушка в фартуке. Только увидела меня, протягивающего деньги, сразу обниматься, причитать и в слезы счастья. И рассказала: «Пошла за мукой, вернувшись, вынимала ключи у подъезда — деньги-то, наверное, и проронила». НО! Деньги брать отказалась наотрез! Оказалось, за пару часов я уже шестой (!!!) «нашел» бабулины деньги! Люди, я вас люблю за то, что вы такие!!!

* * *

Работаю в кафе быстрого питания. Сегодня утром мужчина подошел к кассе и сказал: «За мной стоит девушка, я ее не знаю. Но я хотел бы заплатить за ее кофе. Передайте ей «Хорошего дня». Эта девушка сильно удивилась сперва… а затем сделала то же самое для следующего за ней в очереди человека. И так 5 раз подряд!

* * *

Накануне моего 17-летия моя девятилетняя сестра весь день бегала с горящими глазами, так хотела вручить мне подарок. Наутро я, как всегда, пошел ее будить в школу. И сказал: «Ты уже можешь вручить мне свой презент». Еще не успев открыть глазки, она потянулась и обняла меня своими маленькими ручками. Потом залезла под подушку и достала конверт с надписью: «Дорогому брату на день рождения!» Открыв, я обнаружил одну купюру в 10 долларов, две купюры в 10 гривен, одну купюру в 2 гривны, одну купюру в 1 гривну. Это были абсолютно все ее деньги. Я ее крепко обнял и долго так лежал, чтобы она не видела моих слез.

* * *

Давно не было такой грозы, как сегодня. На работе сказали, что кто-то отирается около моей машины. Я бросился на улицу. Все было по-прежнему, кроме люка в крыше: кто-то задвинул его поплотнее, чтобы машина не пострадала в непогоду.

Неактивен

 

#29 2015-06-24 10:21:47

Евгения Ф
Бывалый
Зарегистрирован: 2015-02-05
Сообщений: 4093
Рейтинг :   392 | 0
Профиль

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

Ирина
bz
   at  - от сентиментальности

Отредактировано Евгения Ф (2015-06-24 10:23:26)

Неактивен

 

#30 2015-06-24 10:37:51

Ирина
Модератор
Зарегистрирован: 2009-01-20
Сообщений: 30488
Рейтинг :   3239 | 3
Профиль  Вебсайт

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

Евгения Ф
я тоже

Неактивен

 

#31 2015-06-24 19:14:44

чумачечая весна
Бывалый
Зарегистрирован: 2011-11-27
Сообщений: 1139
Рейтинг :   18 | 2
Профиль

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

at ОЙ

Неактивен

 

#32 2015-06-24 19:21:30

тём-тём
Бывалый
Зарегистрирован: 2009-05-19
Сообщений: 9292
Рейтинг :   1343 | 0
Профиль

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

Ирина, трогательно!

Неактивен

 

#33 2016-03-17 10:14:52

Зоя
Бывалый
Откуда: Камыши
Зарегистрирован: 2010-08-04
Сообщений: 827
Рейтинг :   106 | 0
Профиль  Вебсайт

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

В те далекие времена, когда сосны щедро делились своими секретами с каплями горного ручья, когда чашка обычного чая дарила вдохновение художникам и поэтам, направляя и уплотняя мысль, в одном знатном селении проводились состязания мастеров живописи.

Много искусных художников принимало в нем участие. Много замечательных картин предстало пред глазами строгих судей.

И вот когда конкурс уже практически подошел к завершению, судьи пришли в замешательство: из двух прекраснейших совершенных произведений нужно было выбрать лучшее.

Они смотрели на замечательные полотна и не могли вынести свое решение. И как ни старались, не могли найти изъяна ни в оной из картин.

Так случилось, что среди гостей был знатный мудрец. Он вышел к судьям и предложил свою помощь.

Мудрец обратился к авторам творений и произнес:

— Ваши картины прекрасны! Я тоже, как и судьи, не вижу в них никаких изъянов. Поэтому прошу вас честно оценить свои произведения и указать на их недостатки.

Первый художник долго не думал:

— Я не вижу в моей работе никакого несовершенства. Она идеальна.

— А ты? – спросил мудрец второго художника.

Он помолчал некоторое время, затем нерешительно сказал:

— Многое я бы еще мог исправить в своей картине. И мое замешательство вызвано тем, что я не знаю, с какого недостатка мне лучше начать.

— Тебе и присуждается победа – заявил мудрец.

— Но как? — возмутился первый художник. – Моя работа идеальна!

— Вы оба достигли хороших высот в своем мастерстве, — ответил мудрец. И ваши работы на одном уровне. Но разве можно присудить победу художнику, у которого закрыты глаза: кто не видит, к чему ему стремиться?

Ты остановился, в то время как второй мастер еще продолжает свой путь.

Неактивен

 

#34 2016-09-20 11:29:50

Maria_nesvet
Новичок
Зарегистрирован: 2016-09-20
Сообщений: 4
Рейтинг :   0 | 0
Профиль

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

эх...

Неактивен

 

#35 2016-12-15 21:50:03

seva-1006
Бывалый
Откуда: Курск
Зарегистрирован: 2010-03-11
Сообщений: 3026
Рейтинг :   426 | 0
Профиль

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

КЛЮЧ В КАРМАШКЕ ПЛАТЬЯ

"Мне двадцать три. Старшему из моих учеников шестнадцать. Я его боюсь. Я боюсь их всех".

Светлана Комарова уже много лет живет в Москве. Успешный бизнес-тренер, хедхантер, карьерный консультант. А в 90-х она восемь лет работала школьной учительницей в глухих дальневосточных деревнях.

"Дальний Восток. Каждая осень неземной красоты. Золотая тайга с густо-зелеными пятнами кедров и елей, черный дикий виноград, огненные кисти лимонника, упоительные запахи осеннего леса и грибы. Грибы растут полянами, как капуста на грядке, выбегаешь на полчаса за забор воинской части, возвращаешься с корзиной грибов. В Подмосковье природа женственна, а тут — воплощенная брутальность. Разница огромна и необъяснима.

На Дальнем кусается все, что летает. Самые мелкие тварешки забираются под браслет часов и кусают так, что место укуса опухает на несколько дней. «Божья коровка, полети на небко», — не дальневосточная история. В конце августа уютные, пятнистые коровки собираются стаями как комары, атакуют квартиры, садятся на людей и тоже кусают. Эту гадость нельзя ни прихлопнуть, ни стряхнуть, коровка выпустит вонючую желтую жидкость, которая не отстирывается ничем. Божьих коровок я разлюбила в восемьдесят восьмом.

Вся кусачесть впадает в спячку в конце сентября, и до второй недели октября наступает рай на земле. Безоблачная в прямом и переносном смысле жизнь. На Дальнем Востоке всегда солнце — ливни и метели эпизодами, московской многодневной хмари не бывает никогда. Постоянное солнце и три недели сентябрьско-октябрьского рая безвозвратно и накрепко привязывают к Дальнему.

В начале октября на озерах мы празднуем День учителя. Я еду туда впервые. Тонкие перешейки песка между прозрачными озерами, молодые березы, чистое небо, черные шпалы и рельсы брошенной узкоколейки. Золото, синева, металл. Тишина, безветрие, теплое солнце, покой.

— Что здесь раньше было? Откуда узкоколейка?

— Это старые песчаные карьеры. Здесь были лагеря, — золото, синева и металл тут же меняются в настроении. Я хожу по песчаным перешейкам между отражений берез и ясного неба в чистой воде. Лагеря посреди березовых рощ. Умиротворяющие пейзажи из окон тюремных бараков. Заключенные выходили из лагерей и оставались в том же поселке, где жили их охранники. Потомки тех и других живут на одних улицах. Их внуки учатся в одной школе. Теперь я понимаю причину непримиримой вражды между некоторыми семьями местных.

В том же октябре меня уговорили на год взять классное руководство в восьмом классе. Двадцать пять лет назад дети учились десять лет. После восьмого из школ уходили те, кого не имело смысла учить дальше. Этот класс состоял из них почти целиком. Две трети учеников в лучшем случае попадут в ПТУ. В худшем — сразу на грязную работу и в вечерние школы. Мой класс сложный, дети неуправляемы, в сентябре от них отказался очередной классный руководитель. Директриса говорит, что, может быть, у меня получится с ними договориться. Всего один год. Если за год я их не брошу, в следующем сентябре мне дадут первый класс.

Мне двадцать три. Старшему из моих учеников, Ивану, шестнадцать. Два года в шестом классе, в перспективе — второй год в восьмом. Когда я первый раз вхожу в их класс, он встречает меня взглядом исподлобья. Дальний угол класса, задняя парта, широкоплечий большеголовый парень в грязной одежде со сбитыми руками и ледяными глазами. Я его боюсь.

Я боюсь их всех. Они опасаются Ивана. В прошлом году он в кровь избил одноклассника, выматерившего его мать. Они грубы, хамоваты, озлоблены, их не интересуют уроки. Они сожрали четверых классных руководителей, плевать хотели на записи в дневниках и вызовы родителей в школу. У половины класса родители не просыхают от самогона. «Никогда не повышай голос на детей. Если будешь уверена в том, что они тебе подчинятся, они обязательно подчинятся», — я держусь за слова старой учительницы и вхожу в класс как в клетку с тиграми, боясь сомневаться в том, что они подчинятся. Мои тигры грубят и пререкаются. Иван молча сидит на задней парте, опустив глаза в стол. Если ему что-то не нравится, тяжелый волчий взгляд останавливает неосторожного одноклассника.

Районо втемяшилось повысить воспитательную составляющую работы. Родители больше не отвечают за воспитание детей, это обязанность классного руководителя. Мы должны регулярно посещать семьи в воспитательных целях. У меня бездна поводов для визитов к их родителям — половину класса можно оставлять не на второй год, а на пожизненное обучение. Я иду проповедовать важность образования. В первой же семье натыкаюсь на недоумение. Зачем? В леспромхозе работяги получают больше, чем учителя. Я смотрю на пропитое лицо отца семейства, ободранные обои и не знаю, что сказать. Проповеди о высоком с хрустальным звоном рассыпаются в пыль. Действительно, зачем? Они живут так, как привыкли жить. Им не нужно другой жизни.

Дома моих учеников раскиданы на двенадцать километров. Общественного транспорта нет. Я таскаюсь по семьям. Визитам никто не рад — учитель в доме к жалобам и порке. Для того, чтобы рассказать о хорошем, по домам не ходят. Я хожу в один дом за другим. Прогнивший пол. Пьяный отец. Пьяная мать. Сыну стыдно, что мать пьяна. Грязные затхлые комнаты. Немытая посуда. Моим ученикам неловко, они хотели бы, чтобы я не видела их жизни. Я тоже хотела бы их не видеть. Меня накрывает тоска и безысходность. Через пятьдесят лет правнуки бывших заключенных и их охранников забудут причину генетической ненависти, но будут все так же подпирать падающие заборы слегами и жить в грязных, убогих домах. Никому отсюда не вырваться, даже если захотят. И они не хотят. Круг замкнулся.

Иван смотрит на меня исподлобья. Вокруг него на кровати среди грязных одеял и подушек сидят братья и сестры. Постельного белья нет и, судя по одеялам, никогда не было. Дети держатся в стороне от родителей и жмутся к Ивану. Шестеро. Иван старший. Я не могу сказать его родителям ничего хорошего — у него сплошные двойки, ему никогда не нагнать школьную программу. Вызывать его к доске без толку — он выйдет и будет мучительно молчать, глядя на носки старых ботинок. Англичанка его ненавидит. Зачем что-то говорить? Не имеет смысла. Как только я расскажу, как у Ивана все плохо, начнется мордобой. Отец пьян и агрессивен. Я говорю, что Иван молодец и очень старается. Все равно ничего не изменить, пусть хотя бы этого шестнадцатилетнего угрюмого викинга со светлыми кудрями не будут бить при мне. Мать вспыхивает радостью:
«Он же добрый у меня. Никто не верит, а он добрый. Он знаете, как за братьями-сестрами смотрит! Он и по хозяйству, и в тайгу сходить… Все говорят — учится плохо, а когда ему учиться-то? Вы садитесь, садитесь, я вам чаю налью», — она смахивает темной тряпкой крошки с табурета и кидается ставить грязный чайник на огонь.

Этот озлобленный молчаливый переросток может быть добрым? Я ссылаюсь на то, что вечереет, прощаюсь и выхожу на улицу. До моего дома двенадцать километров. Начало зимы. Темнеет рано, нужно дойти до темна.

— Светлана Юрьевна, Светлана Юрьевна, подождите! — Ванька бежит за мной по улице. — Как же вы одна-то? Темнеет же! Далеко же! — Матерь божья, заговорил. Я не помню, когда последний раз слышала его голос.

— Вань, иди домой, попутку поймаю.

— А если не поймаете? Обидит кто? — «Обидит» и Дальний Восток вещи несовместимые. Здесь все всем помогают. Убить в бытовой ссоре могут. Обидеть подобранного зимой попутчика — нет. Довезут в сохранности, даже если не по пути. Ванька идет рядом со мной километров шесть, пока не случается попутка. Мы говорим всю дорогу. Без него было бы страшно — снег вдоль дороги размечен звериными следами. С ним мне страшно не меньше — перед глазами стоят мутные глаза его отца. Ледяные глаза Ивана не стали теплее. Я говорю, потому что при звуках собственного голоса мне не так страшно идти рядом с ним по сумеркам в тайге.

Наутро на уроке географии кто-то огрызается на мое замечание.

«Язык придержи, — негромкий спокойный голос с задней парты. Мы все, замолчав от неожиданности, поворачиваемся в сторону Ивана. Он обводит холодным, угрюмым взглядом всех и говорит в сторону, глядя мне в глаза. — Язык придержи, я сказал, с учителем разговариваешь. Кто не понял, во дворе объясню».

У меня больше нет проблем с дисциплиной. Молчаливый Иван — непререкаемый авторитет в классе. После конфликтов и двусторонних мытарств мы с моими учениками как-то неожиданно умудрились выстроить отношения. Главное быть честной и относиться к ним с уважением. Мне легче, чем другим учителям: я веду у них географию. С одной стороны, предмет никому не нужен, знание географии не проверяет районо, с другой стороны, нет запущенности знаний. Они могут не знать, где находится Китай, но это не мешает им узнавать новое. И я больше не вызываю Ивана к доске. Он делает задания письменно. Я старательно не вижу, как ему передают записки с ответами.

Два раза в неделю до начала уроков политинформация. Они не отличают индийцев от индейцев и Воркуту от Воронежа. От безнадежности я плюю на передовицы и политику партии и два раза в неделю по утрам пересказываю им статьи из журнала «Вокруг света». Мы обсуждаем футуристические прогнозы и возможность существования снежного человека, я рассказываю, что русские и славяне не одно и то же, что письменность была до Кирилла и Мефодия. И про запад. Западом здесь называют центральную часть Советского Союза. Эта страна еще есть. В ней еще соседствуют космические программы и заборы, подпертые кривыми бревнами. Страны скоро не станет. Не станет леспромхоза и работы. Останутся дома-развалюхи, в поселок придет нищета и безнадежность. Но пока мы не знаем, что так будет.

Я знаю, что им никогда отсюда не вырваться, и вру им о том, что, если они захотят, они изменят свою жизнь. Можно уехать на запад? Можно. Если очень захотеть. Да, у них ничего не получится, но невозможно смириться с тем, что рождение в неправильном месте, в неправильной семье перекрыло моим открытым, отзывчивым, заброшенным ученикам все дороги. На всю жизнь. Без малейшего шанса что-то изменить. Поэтому я вдохновенно им вру о том, что главное — захотеть изменить.

Весной они набиваются ко мне в гости: «Вы у всех дома были, а к себе не зовете, нечестно». Первым, за два часа до назначенного времени приходит Лешка, плод залетной любви мамаши с неизвестным отцом. У Лешки тонкое породистое восточное лицо с высокими скулами и крупными темными глазами. Лешка не вовремя. Я делаю безе. Сын ходит по квартире с пылесосом. Лешка путается под ногами и пристает с вопросами:

— Это что?

— Миксер.

— Зачем?

— Взбивать белок.

— Баловство, можно вилкой сбить. Пылесос-то зачем покупали?

— Пол пылесосить.

— Пустая трата, и веником можно, — он тычет пальцем в фен. — А это зачем?

— Лешка, это фен! Волосы сушить!

Обалдевший Лешка захлебывается возмущением:

— Чего их сушить-то?! Они что, сами не высохнут?!

— Лешка! А прическу сделать?! Чтобы красиво было!

— Баловство это, Светлана Юрьевна! С жиру вы беситесь, деньги тратите! Пододеяльников, вон — полный балкон настирали! Порошок переводите!

В доме Лешки, как и в доме Ивана, нет пододеяльников. Баловство это, постельное белье. А миксер мамке надо купить, руки у нее устают.

Иван не придет. Они будут жалеть, что Иван не пришел, слопают без него домашний торт и прихватят для него безе. Потом найдут еще тысячу и один притянутый за уши повод, чтобы в очередной раз завалиться в гости, кто по одному, кто компанией. Все, кроме Ивана. Он так и не придет. Они будут без моих просьб ходить в садик за сыном, и я буду спокойна — пока с ним деревенская шпана, ничего не случится, они — лучшая для него защита. Ни до, ни после я не видела такого градуса преданности и взаимности от учеников. Иногда сына приводит из садика Иван. У них молчаливая взаимная симпатия.

На носу выпускные экзамены, я хожу хвостом за англичанкой — уговариваю не оставлять Ивана на второй год. Затяжной конфликт и взаимная страстная ненависть не оставляют Ваньке шансов выпуститься из школы. Елена колет Ваньку пьющими родителями и брошенными при живых родителях братьями-сестрами. Иван ее люто ненавидит, хамит. Я уговорила всех предметников не оставлять Ваньку на второй год. Елена несгибаема, ее бесит волчонок-переросток, от которого пахнет затхлой квартирой. Уговорить Ваньку извиниться перед Еленой тоже не получается:

— Я перед этой сукой извиняться не буду! Пусть она про моих родителей не говорит, я ей тогда отвечать не буду!

— Вань, нельзя так говорить про учителя, — Иван молча поднимает на меня тяжелые глаза, я замолкаю и снова иду уговаривать Елену:

— Елена Сергеевна, его, конечно же, нужно оставлять на второй год, но английский он все равно не выучит, а вам придется его терпеть еще год. Он будет сидеть с теми, кто на три года моложе, и будет еще злее.

Перспектива терпеть Ваньку еще год оказывается решающим фактором, Елена обвиняет меня в зарабатывании дешевого авторитета у учеников и соглашается нарисовать Ваньке годовую тройку.

Мы принимаем у них экзамены по русскому языку. Всему классу выдали одинаковые ручки. После того как сданы сочинения, мы проверяем работы с двумя ручками в руках. Одна с синей пастой, другая с красной. Чтобы сочинение потянуло на тройку, нужно исправить чертову тучу ошибок, после этого можно браться за красную пасту. Один из парней умудрился протащить на экзамен перьевую ручку. Экзамен не сдан — мы не смогли найти в деревне чернил такого же цвета. Я рада, что это не Иван.

Им объявляют результаты экзамена. Они горды. Все говорили, что мы не сдадим русский, а мы сдали! Вы сдали. Молодцы! Я в вас верю. Я выполнила свое обещание — выдержала год. В сентябре мне дадут первый класс. Те из моих, кто пришел учиться в девятый, во время линейки отдадут мне все свои букеты.

Начало девяностых. Первое сентября. Я живу уже не в той стране, в которой родилась. Моей страны больше нет.

— Светлана Юрьевна, здравствуйте! — меня окликает ухоженный молодой мужчина. — Вы меня узнали?

Я лихорадочно перебираю в памяти, чей это отец, но не могу вспомнить его ребенка:

— Конечно узнала, — может быть, по ходу разговора отпустит память.

— А я вот сестренку привел. Помните, когда вы к нам приходили, она со мной на кровати сидела?

— Ванька! Это ты?!

— Я, Светлана Юрьевна! Вы меня не узнали, — в голосе обида и укор. Волчонок-переросток, как тебя узнать? Ты совсем другой.

— Я техникум закончил, работаю в Хабаровске, коплю на квартиру. Как куплю, заберу всех своих.

Он вошел в девяностые как горячий нож в масло — у него была отличная практика выживания и тяжелый холодный взгляд. Через пару лет он действительно купит большую квартиру, женится, заберет сестер и братьев и разорвет отношения с родителями. Лешка сопьется и сгинет к началу двухтысячных. Несколько человек закончат институты. Кто-то переберется в Москву.

— Вы изменили наши жизни.

— Как?

— Вы много всего рассказывали. У вас были красивые платья. Девчонки всегда ждали, в каком платье вы придете. Нам хотелось жить как вы.

Как я. Когда они хотели жить как я, я жила в одном из трех домов убитого военного городка рядом с поселком леспромхоза. У меня был миксер, фен, пылесос, постельное белье и журналы «Вокруг света». Красивые платья я шила вечерами на подаренной бабушками на свадьбу машинке.

Ключом, открывающим наглухо закрытые двери, могут оказаться фен и красивые платья. Если очень захотеть".

Светлана Комарова

Неактивен

 

#36 2016-12-16 00:31:43

Leticia
Бывалый
Откуда: Курск
Зарегистрирован: 2015-11-19
Сообщений: 14533
Рейтинг :   426 | 3
Профиль

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

seva-1006
Спасибо..
ab

Неактивен

 

#37 2016-12-16 01:57:07

чумачечая весна
Бывалый
Зарегистрирован: 2011-11-27
Сообщений: 1139
Рейтинг :   18 | 2
Профиль

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

здорово!!!
и себя увидела...в красивых платьях

Неактивен

 

#38 2016-12-16 17:34:37

Илона
Сотый форумчанин!
Зарегистрирован: 2009-03-12
Сообщений: 10054
Рейтинг :   654 | 3
Профиль

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

ch

Неактивен

 

#39 2016-12-16 17:39:12

Leticia
Бывалый
Откуда: Курск
Зарегистрирован: 2015-11-19
Сообщений: 14533
Рейтинг :   426 | 3
Профиль

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

Какая тема!!
Даже не видела ее.. Спасибо всем за интересные рассказы! ac

Неактивен

 

#40 2016-12-19 22:29:33

Илона
Сотый форумчанин!
Зарегистрирован: 2009-03-12
Сообщений: 10054
Рейтинг :   654 | 3
Профиль

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

Однажды я дозвонился до Деда Мороза. Когда мне было 10, а моей двоюродной сестре - 4, она мне заявила, что доброго волшебника с бородой не существует. Я решил переубедить ее и сказал: "А хочешь, я позвоню ему прямо сейчас? Я знаю его секретный номер". Взял телефонную трубку, набрал номер из случайных двадцати чисел, отошел чуть подальше, чтобы сестра не услышала "неправильно набран номер" и приготовился разыграть разговор с дедушкой. Но вдруг на другом конце провода я услышал низкий мужской голос "Алло". "Алло" - машинально от испуга повторил я и увидел глаза сестры, которые внимательно смотрели на меня. Кто бы там ни был, отступать было нельзя. "Это Дед Мороз?" И тут сестра выхватила у меня трубку. Я потянулся к телефону, чтобы прекратить разговор, но остановился. "Дедушка Мороз, это ты?" - "Да". - "Привет, дедушка!" - "Как тебя зовут?" - "Настя." - "Здравствуй, Настенька!" - глаза моей сестренки наполнялись счастьем. "Как у тебя дела?" Низкий мужской голос ответил ей: "Запрягаю сани и готовлю подарки". - "А ты мне привезешь подарок?" - "Конечно, солнышко!" - "Спасибо, дедушка, буду ждать." - "До скорого, милая!" Сияя от радости, сестра повесила трубку и, расплакавшись, обняла меня. "Он правда существует, Миша!" - "Конечно, существует, глупышка." Я не выдержал и тоже расплакался.

Михаил Морсков

Неактивен

 

#41 2016-12-19 22:33:58

Ирина
Модератор
Зарегистрирован: 2009-01-20
Сообщений: 30488
Рейтинг :   3239 | 3
Профиль  Вебсайт

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

Илона
aa

Неактивен

 

#42 2016-12-19 22:34:13

Karisha
Бывалый
Откуда: Все мы родом из детства...
Зарегистрирован: 2010-11-15
Сообщений: 35545
Рейтинг :   2720 | 0
Профиль

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

Илона
плачу ))) вот бы мне так! Сегодня сын мой тоже стал писать )Ура! Он всеж определился с подарком )) И даже спросил: что нам с папой просить?  aa

Активен

 

#43 2017-12-13 00:02:42

seva-1006
Бывалый
Откуда: Курск
Зарегистрирован: 2010-03-11
Сообщений: 3026
Рейтинг :   426 | 0
Профиль

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

ВЫЗЫВАТЕЛЬ ДОЖДЯ

— Значит, так, — мальчик поерзал в кресле, усаживаясь поудобнее. — У моего отца есть другая семья. Там моя сестренка, ей года четыре, как я понимаю. Мама делает вид, что об этом как бы не знает. Но та женщина все ждет, что отец уйдет к ней, потому что он, по всей видимости, обещал. И иногда ставит вопрос ребром. Тогда он срывается из дома и едет ее уговаривать. Иногда даже ночью. У нас в семье это называется «ЧП на объекте». Но вообще-то он не уйдет, я так думаю, просто будет ей и дальше голову морочить. У моего младшего брата ДЦП, они как-то с мамой к вам приходили, но вы, наверное, не помните. С головой у брата все в порядке, он во втором классе учится и в компьютерах уже здорово шарит. А вот с ногами-руками — не очень. А мама все думает, что где-то есть такое лекарство или еще что, чтобы его совсем вылечить. Она его на лошадях возит, потому что это среди дэцэпэшников считается самый писк, и копит деньги, чтобы поехать в Крым к дельфинам. А Ленька лошадей боится и падает с них. А про дельфинов он мне сразу сказал: вот там мне и конец придет — сразу утону. И еще они к колдунье ездили в Псковскую область, она с Леньки порчу снимала. А у бабушки рак, и она все время от него лечится — иногда в больнице, а иногда народными средствами…

— А ты? — спросила я.

— А я чешусь все время, и в школе двойки, — с готовностью сообщил мальчишка. (Нейродермит между пальцами и на шее я разглядела еще прежде). — Что вы мне посоветуете? Как мне все исправить? И вообще, это возможно?

— Не знаю, — честно призналась я. — Наверное, нельзя. Как нельзя до конца вылечить ДЦП у твоего брата.

— И чего, я тогда пошел? — он привстал в кресле.

— Ага, только я тебе сначала расскажу историю про вызывателя дождя.

— Хорошо. Я люблю истории, — он поскреб шею ногтями и приготовился слушать.

— Случилась она давно, еще когда был СССР. Один мой знакомый китаист был с коллегами в Китае в командировке; изучали местные обычаи. И вот однажды им звонит китайский коллега: «В одной провинции уже четыре месяца не было дождя. Гибнет урожай, людям грозит голод. Три деревни собрали последние деньги и решили привезти из другой провинции вызывателя дождя. Вам, наверное, будет интересно посмотреть на него. Только учтите: я вам ничего не говорил, потому что коммунистическая партия Китая колдовство решительно не одобряет».

Ученые, конечно, воодушевились, срочно придумали какой-то этнографический повод и отправились по указанному адресу. Приехали в деревню, и в тот же день туда привезли вызывателя дождя — маленького сухонького старичка-китайца. Он запросил себе хижину на отшибе деревни и чашку риса в день. А с нашими учеными разговаривать наотрез отказался. Старшина деревни сказал: сейчас заклинателю нужно сосредоточиться, подождите, пока он выполнит свою работу. Можете пока пожить у меня дома.

На третий день пошел дождь. Старичок взял свои (огромные по местным меркам) деньги и засобирался в обратный (весьма неблизкий) путь. Старшина опять передал ему просьбу ученых. На этот раз заклинатель согласился уделить им немного времени.

— Расскажите, как вы вызвали дождь, — сразу, чтобы не терять времени даром, спросил старичка мой знакомый. — Наверное, существует какой-то специальный обряд? Он передается по наследству?

— Вы с ума сошли?! — изумился старичок. — Я вызвал дождь? Я что, маг? Неужели вы могли подумать, что я, в своем ничтожестве, могу управлять могучими стихиями?!

— Но что же тогда вы сделали? — обескуражено спросили китаисты. — Ведь дождь-то идет…

— Никто не может изменить никого, — назидательно подняв палец, сказал старичок. — Но каждый может управлять собой. Я, скажу без ложной скромности, достиг некоторых вершин в этом искусстве. И вот я приехал сюда, в правильном, гармоничном состоянии, и увидел, что здесь все неправильно. Нарушен порядок вещей, гибнет урожай, люди в отчаянии. Я не могу этого изменить. Единственное, что я могу, — это изменить себя, то есть стать неправильным, присоединиться к тому, что здесь происходит. Именно это я и сделал.

— Ну, а потом? Откуда дождь-то?

— Потом я, естественно, работал с собой, возвращая себя обратно в правильное состояние. Но поскольку я был уже един со всем прочим здесь, то и оно вместе со мной, постепенно, с некоторой инерцией, но вернулось на правильный путь. А правильным для этой земли сейчас является ее орошение. Вот поэтому и пошел дождь. А вовсе не потому, что я его «вызвал»…

— Но если все так просто, почему же вы взяли за это такие большие деньги? — спросил один из ученых. — Крестьянам пришлось буквально продать последнюю рубашку, чтобы заплатить вам…

— Потому что я уже старый и немощный человек, а когда я присоединяюсь к дисгармонии, мне становится так же плохо, как и всему вокруг. Добровольно перейти из правильного состояния в неправильное — стоит очень дорого, — вызыватель дождя знаком показал, что аудиенция окончена.

В тот же день он уехал обратно в свою деревню, а ученые отправились в Пекин.

Мальчишка долго молчал. Потом спросил:

— Но вы ведь не просто так мне это рассказали? Вы думаете, что я…

— Именно. Причем тебе даже не надо, как старому китайцу, присоединяться и загонять себя в общую дисгармонию. Ты со своими двойками и почесушками уже там. При этом это все не твое лично, так как ты умен — так рассказать о семье в твоем возрасте может далеко не каждый — и, судя по медицинской карточке, которую ты мне принес, в общем совершенно здоров.

— И как же мне самому вернуться в «правильное состояние»?

— Упорно и даже фанатично делать все то, что ты сам внутри себя считаешь правильным, но до сих пор не делал.

Мальчик подумал еще.

— То есть учить до посинения уроки, — нерешительно начал он. — По утрам — гимнастику себе и Леньке, потом обливаться холодной водой и Леньку обливать, не есть чипсы, держать ту диету, которую дерматолог советовал, после школы с Ленькой в парке на велосипеде (он на велике ездит лучше, чем ходит), не считать всех в классе придурками и найти в них достоинства, как мама советует… И вы думаете, это поможет?

— Есть такая простая вещь, как эксперимент, — пожала плечами я. — Попробуй на практике, и все станет ясно. Не догонишь, так согреешься…

— А сколько надо пробовать?

— Ну, если считать, что китаец тренировался лет 50-60, и у него ушло три дня, а ты только начинаешь… Думаю, для начала надо взять три месяца, а потом оценить промежуточные результаты и либо уже забить на все это, либо продолжить… Стало быть, получается, что ты придешь ко мне с отчетом сразу после лета, в начале сентября. Хорошо?

— Ага, — сказал он и ушел.

Я о нем помнила и искренне переживала за его успех. В таком возрасте что-то последовательно делать несколько месяцев подряд без всякого контроля со стороны очень трудно. Сможет ли он?

Он записался на второе сентября.

— Ленька! — сказал он мне с порога. — Мама думает, что это лошади помогли и лекарство из Германии. Но мы-то с ним знаем… Я ему про китайца рассказал. Он понял, он у нас умный.

— Отлично! — воскликнула я, подумав, что закалка, тренировки на велосипеде и внимание старшего брата просто обязаны были заметно улучшить состояние маленького брата. — А еще?

— А еще бабушка: врач сказал, что нее хорошая ремиссия, и он ее как минимум на год отпускает.

— А ты?

— Я год всего с двумя тройками закончил, а папа недавно сказал, что он и не заметил, как я вырос, и, может быть, ему есть чему у меня поучиться. Например, на диете сидеть (руки были чистыми, это я заметила прямо с порога, но летом ведь всегда улучшение)… Так что же, получается, эта китайская штука и вправду работает?!

— Конечно, работает, — твердо сказала я. — Разве ты сам не доказал это?

Катерина Мурашова

Неактивен

 

#44 2017-12-13 01:40:46

чумачечая весна
Бывалый
Зарегистрирован: 2011-11-27
Сообщений: 1139
Рейтинг :   18 | 2
Профиль

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

seva-1006
спасибо  ab

Неактивен

 

#45 2017-12-13 02:46:44

Veta
Бывалый
Откуда: Ж/д
Зарегистрирован: 2011-02-20
Сообщений: 32842
Рейтинг :   631 | 12
Профиль

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

чумачечая весна пишет:

seva-1006
спасибо  ab

присоединяюсь  aa

Отредактировано Veta (2017-12-13 02:47:09)

Активен

 

#46 2017-12-13 12:19:05

МаргаретR
Бывалый
Зарегистрирован: 2014-02-11
Сообщений: 1342
Рейтинг :   36 | 0
Профиль

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

seva-1006
спасибо aa

Неактивен

 

#47 2017-12-13 12:25:50

BэTmЭn
Бывалый
Зарегистрирован: 2010-07-23
Сообщений: 5082
Рейтинг :   294 | 0
Профиль

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

Спасибо!!!!

Неактивен

 

#48 2018-02-24 17:27:21

Илона
Сотый форумчанин!
Зарегистрирован: 2009-03-12
Сообщений: 10054
Рейтинг :   654 | 3
Профиль

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

Хелисат.
Надирсолта Эльсункаев

Она жила через дом. Старая женщина. С глубокими морщинами, похожими больше на рубцы от ран, чем на след времени. Седые-седые волосы. Тяжелая грузная походка, неестественно уродливые ноги, которые она иногда обнажала в пруду, заманивая пиявок.
Когда по этим ногам начинали стекать ручейки крови, это уродство вызывало отвращение. Только необыкновенной синевы глаза говорили о том, что это все-таки женщина, а не злая ешап из сказок. Я невзлюбил ее с первых дней, как мы вернулись в село. Мне казалось, что и мама тоже не страдает особой симпатией к ней.

Я замечал за матерью неприятную для меня привычку. Как только старуха появлялась у наших ворот, она быстро убирала со стола мясо, оставляя хлеб, лук и творог со сметаной. Меня это раздражало. Я должен был терпеливо ждать, когда Хелисат уйдет. А уходить она не спешила. Садилась рядом. Просила включить телевизор, если разговор затевался ни о чем. И я, голодный и сердитый, должен был жевать ненавистный творог с хлебом и переводить ей все то, что доносится из этого ненавистного в тот момент ящика. Она любила фильмы о войне. Наконец Хелисат уходила. Проводив ее до ворот, мама возвращалась в дом. Доставала остывшее мясо и с укором клала передо мной:

– Не можешь потерпеть, пока она уйдет?!
Так длилось долго. Я перешел в 10 класс. Отец и мать относились ко мне уже по-другому. Мне разрешалось иметь свое мнение, но я, в силу привычки, никак не мог распорядиться этим правом. Я все так же боялся обидеть мать или рассердить отца и продолжал все так же терпеть Хелисат у телевизора. Я уже собирал документы для поступления в институт, когда Хелисат умерла. Ее хоронили всем селом. Было еще много людей, которых я до этого не видел. Потом зарезали быка. Сварили гурму. Ее разливали в алюминиевые чашки с большими кусками мяса. Мы, молодежь, разносили их по длинным, наспех сколоченным из досок столам. Когда все разошлись, мы же и собирали посуду и относили женщинам, которые приводили в порядок двор после похорон. Одни чашки были совсем пустыми, в других люди поели бульон с картошкой, а мясо оставалось не тронутым. Поднося к матери, моющей с соседками посуду, последнюю чашку, я проворчал:

– Если ты не кушаешь мясо, нельзя было попросить не класть? Столько мяса испортили…
У мамы сначала вздрогнули плечи. Потом она прикрыла уголком платка рот. Послышался глубокий стон, а потом по ее лицу потекли слезы. Подбежали женщины. Тетя Халимат набросилась на меня с кулаками:
– Что ты ей сказал, саббак-саббак!
– Я ничего ей не сказал. Только спросил, зачем класть мясо тому, кто его не ест.
Халимат сначала нежно обняла меня:
– Вааа, сан дашониг (мой золотой)!..
А потом тоже зарыдала. Все сильнее и сильнее душа меня в своих крепких объятиях.
...Мать вернулась домой поздно.
Я сидел с отцом при свете керосиновой лампы.
– Что я такого сказал там? – спросил я.

Мать ничего не ответила. Тогда отец спросил меня, что случилось. Я рассказал, как все было. Отец вышел на улицу. Мать все так же молча стала накрывать на стол.
– Я не дала там тебе поесть. Поешь сейчас.
Она положила передо мной чашку с мясом. Отец вернулся обратно.
– Мяса не ел тот, кто ее знал, – начал он и посмотрел на мать.
– Он уже взрослый… – промолвила тихо мать.

Так от родного отца в этот вечер, в свои 17 лет, я впервые услышал о том, что 23 февраля 1944 года всех чеченцев выселили в Сибирь как врагов Советской власти.
– Хелисат в молодости была очень красивой. Но рано осталась вдовой. С пятью детьми. Ты видел ноги Хелисат? – продолжил свой рассказ отец. – Она сама похоронила четверых детей, умерших от голода. Последней умирала самая младшая. Очень долго. Под самый конец в предсмертном бреду попросила мать о куске мяса. Хелисат вырезала от своих ног два куска. Пожарила их на углях в печи. Когда мясо было готово, девочка уже не дышала. Хоронила одна. Рядом не было никого из наших. Вместе с телом дочери закопала и обугленные куски. Всю свою жизнь Хелисат благодарила Бога, что ее дочь ушла безгрешной. И сама после этого больше никогда не притрагивалась к мясу.
Я удивился.
– А где были люди?
– Там, где она жила, не было людей. Когда нас выселяли, ее как мать фронтовика, вместе с детьми, отделили от нас. Мы попали в Киргизию, она – в Казахстан. Оттуда она вернулась одна. Сын не дожил двух дней до Победы. Погиб в центре Берлина.
Я посмотрел на мать.
– Когда на кладбище?
– Утром. До восхода солнца.
– Разбуди меня. Я тоже пойду с отцом.
К мясу я не притронулся…

На кладбище не было столько людей, как на похоронах. Мулла прочитал дуа над могилой. Люди молча наклонялись к свежей насыпи и, коснувшись ее рукой, шли к калитке, где уже столпились женщины. Среди них была и моя мать. Последним к могиле подошел я. Подражая взрослым, приложил руку к холодной рыхлой земле. Там, в двух метрах под землей, лежала Хелисат, которая совсем недавно смотрела со мной телевизор. Весь ужас и страх, связанные со смертью человека, ворвались в мой мозг и сковали все тело. Я не знаю, кто меня поднял, но несколько шагов его руки не давали мне упасть. Потом жизнь вернулась. Я все увереннее шагал к калитке, где среди женщин меня ждала моя мать. Я увидел ее глаза, в которых светились любовь и тревога. Потом я вспомнил глаза Хелисат. Синие-синие… Теперь я знал, что они могли быть только у очень красивой женщины.

Неактивен

 

#49 2019-11-12 09:15:04

Ирина
Модератор
Зарегистрирован: 2009-01-20
Сообщений: 30488
Рейтинг :   3239 | 3
Профиль  Вебсайт

Re: Маленькие рассказы о чем-то большем...

"Мечтаю стать маминым телефоном":
(сочинение школьника)

Это история случилась в семье одной школьной учительницы. Все случилось, когда, придя домой учительница русского языка и литературы, открыла очередную тетрадь, чтобы проверить домашнее задание. В какой-то момент, она обхватила голову руками, эмоции переполняли все ее существо, она уже не могла сдержать слезы, не могла произнести ни слова, плач душил ее, это был момент, когда время остановилось. Ее супруг находился рядом и казалось абстрагировался от всего, он пребывал в своем телефоне, ничего, казалось бы, не могло отвлечь его от этого процесса. Но повернув голову и увидев жену в таком состоянии, он, пребывая в недоумении, не решался задать вопрос «Что происходит?».
Не убирая телефон и не отводя глаз от дисплея, спустя какое-то время, он все-таки спросил, что послужило причиной такого поведения. Подняв заплаканные глаза, супруга посмотрела на мужа и сказала, что сейчас проверяла домашнее задание своих учеников маленькое эссе на тему «Моя сокровенная мечта?». Супруг недоумевая и отметив про себя странность поведения своей жены, без особого интереса и участия, все-таки продолжил разговор, чтобы выяснить, что же вызвало такую бурную реакцию. Супруга ответила, что последнее эссе, перевернуло весь ее мир. Отложив телефон в сторону, супруг попросил рассказать подробнее, некое волнение появилось на его лице, и он заинтересовался тем самым эссе, которое довело его супругу до такого состояния и попросил прочесть его.В сочинении было следующее: «Моя самая заветная мечта – быть крутым телефоном. Мои мама и папа очень любят телефоны последних моделей, это их любимые устройства, они так много времени проводят с ними, я вижу, как они делятся с телефоном всем. Общение со мной не доставляет им такого удовольствия, они часам могу не замечать меня. Когда я прошу папу поиграть со мной в какую-нибудь игру, он говорит, что только не сегодня, потому что был тяжелый день и он очень устал. Но я вижу, как он берет в руки свой телефон и вся усталость проходит, он может так просидеть часами.
Когда мама занята своими делами, но она знает, что я уже больше часа жду, когда она уделит мне немного времени, чтобы посмотреть любимое аниме и вдруг раздается звонок по телефону, она забывает обо мне, и не прервет разговор даже если я заплачу. Мои родители читают, играют в игры, они заботятся и очень дорожат своими телефонами. Все мои просьбы побыть вместе они не замечают, потому что там в телефоне есть более важные вещи чем я. Когда прошу маму поговорить со мной, потому что хочу сказать ей что то важное, она всегда говорит что немного позже, что сейчас очень занята, а в руках у нее телефон. Поэтому я хочу стать телефоном, чтобы быть рядом со своими любимыми родителями».
Жена дочитала эссе и посмотрела на мужа, она не ожидала такой реакции, он был взволнован и в глазах читалась боль он сопереживал этому мальчугану. Супруг посмотрел на жену и сказал «Как бы я хотел сейчас обнять этого парня». Жена подняла красные от слез глаза и ответила:
«Ты можешь сделать это прямо сейчас – это написал наш сын»

Неактивен

 

Board footer

Powered by PunBB
© Copyright 2002–2005 PunBB
Modified by PunBB.ru

[ Generated in 0.058 seconds, 9 queries executed ]

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru